Фото: stavropolye.tv

18 марта муфтию Мухаммаду Рахимову исполняется 60 лет. Последние шесть из них Мухаммад хаджи посвятил работе на посту председателя Духовного управления мусульман Ставропольского края, став, по сути, первым муфтием региона.

В апреле 2010 года исламские общины Ставропольского края большинством голосов приняли решение о выходе из состава Духовного управления мусульман Карачаево-Черкесии и Ставропольского края и создании ДУМ Ставропольского края. Новую структуру возглавил бывший имам Пятигорска Мухаммад Рахимов.

При этом в свое время он был не только муфтием края, но и возглавлял Общероссийскую ассоциацию исламского согласия (РАИС), то есть являлся религиозным деятелем федерального значения, которого принимал президент России Владимир Путин.

В интервью ИА IslamNews Мухаммад Рахимов рассказал о важнейших жизненных и профессиональных этапах.

— Уважаемый Мухаммад хаджи, во-первых, позвольте поздравить вас с юбилеем и в этой связи задать вопрос о вашем пути на должность муфтия Ставропольского края. Сколько было мечетей до вас, и сколько сейчас?

— Спасибо! Я учился в Бухаре, был имамом города Пятигорска. 12 общин выдвинули меня муфтием. Сейчас у нас более 100 общин. Мечети, когда я пришел, только начинали строиться, были лишь молитвенные дома. Сейчас, вместе с молитвенными домами, у нас около 40 мечетей. Кроме того, мы открыли медресе, которое сейчас находится в процессе регистрации.

— Почему вы покинули пост главы РАИС?

— Идея создания РАИС была актуальной, так как это позволяло объединить потенциал сразу нескольких независимых муфтиятов для противодействия экстремизму и развитию срединного ислама. Поэтому наше решение было поддержано на разных уровнях власти. Однако с практической точки зрения, созданная организация оказалась с расплывчатой структурой, что, к моему большому сожалению, не позволило ей раскрыться до конца. К тому же некоторые деятели РАИС, на которых в то время делали ставку, оказались не в состоянии договориться со своими общинами, как это произошло в Пермском крае. Поэтому когда, мне пришлось выбирать: или работать далее краевым муфтием, или работать в РАИС. Я выбрал Ставропольский край. Сегодня наше духовное управление действует в составе Координационного центра мусульман Северного Кавказа, который возглавляет муфтий Исмаиал хаджи Бердиев.

— Возглавляемая вами мусульманская община долгое время добивается права на отправление религиозных обрядов в стенах мечети. На какой стадии сейчас находится этот вопрос?

— Были определенные проблемы, но мы нашли компромисс, и старые проблемы потихонечку решаем — и в Кисловодске, и в Пятигорске. Собственно, проблемы решаются по всему Ставропольскому краю. В мечети мы проводим мероприятия, а та старая история, когда мечеть собирались сносить — это уже пройденный этап. Сейчас никто ее сносить не планирует, мы ее узакониваем, оформляем документы, приводим их в порядок.

— Где сейчас проходят коллективные намазы (пятничные и праздничные)?

— Пока в пятигорском Культурном центре народов Кавказа. Там есть молитвенный зал, где мы проводим многие мероприятия.

— Какие еще функции выполняет Культурный центр?

— Там периодически проводятся встречи с интересными людьми, например, с журналистами, успешными спортсменами и т.д. Помимо этого, мы проводим и религиозные мероприятия, организуем различные курсы для детей, женщин, для желающих изучать основы ислама.

Уделяем внимание досугу молодежи, пропаганде здорового образа жизни. Мы очень плотно работаем с организациями, которые занимаются реабилитацией наркоманов. Со временем мы планируем снять помещение, чтобы Духовное управление само занималось подобного рода профилактикой. Важно довести до молодежи: наркотики — это самое страшное зло, которое есть в этом мире.

Также у нас есть семейные и детские программы.

Это многопрофильный центр, живой, открытый с утра до вечера.

— Ваш край уникален с точки зрения взаимодействия мусульман и православных, проводятся совместные детско-юношеские лагеря. Как пришла идея о таком взаимодействии, и какое оно имеет значение для края?

— Как-то раз мы с Владыкой Кириллом, митрополитом Ставропольским, сидели, пили чай. Владыка сказал: «А почему бы нам не собрать нашу молодежь и не сделать совместный лагерь?» Мы поддержали эту идею, и уже на протяжении многих лет проводим такое мероприятие. Польза от него очевидна: дети — православные и мусульмане — начали поздравлять друг друга с праздниками: мусульмане — православных с православными праздниками, те — наших детей. Я встречался с ребятами, которые неоднократно были в таких лагерях, они говорят, что среди православных сверстников у них появилось много друзей, они уже знают все православные праздники. А православные ребята познакомились с жизнь мусульман. Когда с таких малых лет люди встречаются, проводят совместные мероприятия, это сближает религии. Мы понимаем, что у нас одна родина, одна страна и одни проблемы.

— У вас также проходит много мероприятий общероссийского масштаба. В ваш край часто приезжают федеральные политики, известные религиозные и общественные деятели, журналисты. Как получилось, что Ставрополье стало важным центром мусульманской жизни России?

— Ставропольский край — это многонациональный и многоконфессиональный регион. Мы поняли, что ради согласия и взаимопонимания между конфессиями и народами необходимо проводить мероприятия, которые позволяют нам делиться своим опытом и перенимать чужой, в том числе и зарубежный. И мы их проводим. Мы очень благодарны представителям местных и федеральных властей, Фонду поддержки исламской культуры, науки и образования за понимание и поддержку.

— То есть уфимские тезисы Владимира Путина по социализации ислама реализуются в крае достаточно интенсивно?

— Мы с большим уважением относимся к нашему президенту. Этот человек понимает нас, мусульман. Благодаря главе государства, у российской уммы (общины, нации — прим. ред.) появились широкие возможности для развития. Я не говорю, что нет проблем — они есть, но многие эти проблемы решаются именно благодаря Путину. Ярким примером такого отношения является его участие в открытии Московской соборной мечети.

— Как такая всесторонняя деятельность, в том числе, и общероссийского значения, соотносится с проблемами, с которыми сталкивается ваша община? Например, почему, на ваш взгляд, право строительства мечети у вас, в Пятигорске, натыкается на противодействие со стороны местных чиновников?

— Ну, в этом есть элемент и нашей собственной безалаберности. Надо сначала собрать документы, получить разрешение, а мы, как всегда, все делаем наоборот: сначала строим, и лишь потом начинаем подгонять под это некие юридические основания. Поэтому мы решили: впредь ни одно мусульманское религиозное учреждение не начнем строить до тех пор, пока не подготовим всю необходимую юридическую базу для такого строительства.

— С другой стороны Ставрополье — один из регионов, где происходили убийства мусульманских деятелей. Был убит ваш заместитель Курман Измайлов…

— На Северном Кавказе погибло много имамов, муфтиев, замов муфтиев. В таком сложном регионе религиозные деятели действительно работают в непростых условиях. Это говорит об искренности наших имамов, которые не щадят ничего ради мира, согласия и взаимопонимания, даже собственной жизни. Курман относился к тем подвижникам, которые всю свою жизнь посвящают к бескорыстному просвещению людей. У него остались дети, и наш муфтият взял на себя обязательства по обеспечению его семьи.

— Как вы оцениваете уровень просвещенности в исламе ставропольских мусульман. Ведь не секрет, что недостаток знаний зачастую приводит к радикализации молодежи…

— Необходимо констатировать, что молодежь, в некоторой степени, радикализирована. И мы, понимая это, объясняем молодежи, что нельзя, например, ехать в Сирию и убивать других мусульман, это в исламе запрещено. В образовательной сфере мы сотрудничаем с Татарстаном и другими муфтиятами, работаем над просвещением и наших имамов, потому что кадров у нас очень мало. Кадровая проблема стоит остро не только у нас, но и во всех религиозных организациях России. Надо строить больше исламских вузов, более основательно подходить к проблеме образования, обучения, просвещения мусульман.

— В апреле в Пятигорске должна пройти крупная международная конференция. Расскажите об этом мероприятии.

— Мы ожидаем, что эта конференция будет очень представительной. К работе в ней приглашены 150 делегатов из разных регионов России, а также зарубежья. В частности будут мусульманские ученые из Ирака, Сирии, Ливана и Омана, представители российских муфтиятов, эксперты Фонда поддержки исламской культуры, науки и образования.

Участники форума обсудят пути выхода из сирийского кризиса, а также рассмотрят угрозы экстремизма в связи с ситуацией в российских регионах. Конференция призвана продемонстрировать солидарность с мусульманами Ближнего Востока в борьбе против терроризма и иностранного вмешательства.

Пройдет конференция в Пятигорске, потом программа будет продолжена в других регионах Северного Кавказа.