Фото: fedpress.ru

Колоссальным по занимаемой площади шести юго-восточным районам Ростовской области (Ремонтненский, Заветинский, Дубовский, Цимлянский, Песчанокопский, Орловский) и соседним четырем (Яшкульский, Приютненский, Целинный, Ики-Бурульский) на западе сопредельной Республики Калмыкия (общая территория этих районов свыше 32 тыс. кв. км) реального угрожают полное опустынивание, и как следствие — «обезлюдивание». Кроме того, продолжается наступление пустынных и других эродированных земель на основные зерновые районы и соседнего северного Ставрополья — с теми же предстоящими социальными последствиями, если все указанные тенденции вовремя не предотвратить.

Еще в сентябре 2010 г. заслуженный метеоролог России Наталья Самолетова заявила, что «в Ростовской области площадь, охваченная опустыниванием, превышает 4,5 млн га, что составляет добрую половину сельскохозяйственных угодий. В средней и сильной степени подвержены опустыниванию более 1 млн га, преимущественно в восточной части области. Скорость надвигающегося опустынивания очень высока: так в Ремонтненском районе со стороны района Яшкуль республики Калмыкия песок ежегодно продвигается на 10 км».

Государственное финансирование соответствующих работ постоянно сокращается; современной отечественной техники для их проведения почти нет: с середины 1980-х до 90% ее закупалось в дальнем зарубежье. Теперь, в связи с известным валютным курсом и введенными против России незаконными западными санкциями, эти закупки невозможны. Между тем, доля этих районов в территории Ростовской области — не меньше 30%, в Калмыкии — около 25%.

Отток трудоспособного населения из этого «межрайонного» региона по своим темпам — один из максимальных в Южном Федеральном округе. К настоящему времени здесь до 80% населения составляют граждане старше 50 лет (против 40% в 1984 году). Многие из них работали (частично — и в постпенсионном возрасте) в земледелии и животноводстве тех же районов, когда тому способствовали местные природные, технологические и социальные условия.

В этих районах уже в 2011 году доля лиц в возрасте 25-40 лет общей численности населения была меньше 20%. Потому что основное занятие местного населения — животноводство и земледелие — стали невозможны. Еще в первой половине 1960-х годов районы стали лишаться, вследствие миграционных процессов, жителей основного трудоспособного возраста. Причиной наступления опустынивания и суховеев, с «целинного» Западного Казахстана стало почти полное прекращение в 1970-х годах финансирования работ по благоустройству почв и восстановлению лесопосадок. Так, в создании почвозащитных лесополос в тех же районах в 1949-1957 гг. участвовали лица практически всех «традиционных» возрастов — от 20 до 70 лет. Впоследствии регулярное создание этих полос прекратилось, а в 1960-1965 гг. их вообще не осуществлялось. Понятно, что такая ситуация, в сочетании с все более активным опустыниванием, лишь ухудшала социально-экономическую обстановку, в частности, в Ремонтненском (Ростовская область) и Яшкульском (Калмыкия) районах.

В советский период — до середины 1980-х годов — на рассматриваемой территории производилось около 10% пшеницы и почти 8% животноводческого сырья в СССР. Но уже в середине 1980-х годов — как следствие природоущербных методов освоения Целины и массовой вырубки нижневолжских лесоугодий — на этот район стали активно наступать с соседних целинных районов западного и северо-западного Казахстана пыльные бури, всевозможные виды эрозии почв; пришли в негодность созданные там в 1950-х — начале 1970-х почвозащитные лесополосы и мелиоративные сети. Добавим к этому и недопустимые экстенсивное животноводство, севы зерна по зерну, что недопустимо в плане сохранения качественного плодородия земель, и т.п. Должных предотвращающих мер не принималось, что и привело к нынешнему результату.

Эти и смежные оценки звучали в кулуарах состоявшегося 31 марта 2016 года инвестиционного форума Ростовской области. Подчеркнем, именно в кулуарах, неофициально — потому как на самом форуме рапортовалось сугубо о беспрецедентных социально-экономических успехах региона.

Районы Ростовской области и Калмыкии, о которых идет речь в настоящей статье, усугубляют свою дотационность, а средний возраст местного населения (в целом — свыше 100 тыс. чел.), естественно, повышается. Местные власти не единожды ставили соответствующие вопросы перед вышестоящими инстанциями. Однако кроме обещаний и значительно меньших, в сравнении с обещанными, объемов выделяемых «сверху» средств — по сути, ничего не меняется.

В свое время, в 1950-х — начале 1960-х годов, существовал проект устойчивого водоснабжения этих районов посредством объединения мелиоративных систем с Нижнего Дона, Средней Кубани и/или с Нижней Волги в сочетании с расширением местных почвозащитных лесополос. Планировалось даже «впустить» туда же обессоленную черноморскую воду (через города Славянск-на-Кубани — Тихорецк). Но освоение целины, в «сопровождении» повсеместной ликвидации, по указанию Хрущева, чистых паров, травопольных севооборотов и повсеместными насаждениями кукурузы, вконец истощили почвенные возможности столь обширного региона. Как было отмечено выше, опустынивание и засоление почв стало наступать и в сопредельное северное Ставрополье.

В результате постоянной работы в том же регионе (шесть районов Ростовской области и сопредельных четырех в Калмыкии) лишилось до 40% местного населения, особенно трудоспособного возраста. Соответственно, возросла заболеваемость местного населения всех возрастов и особенно представителей среднего и пожилого поколения от 40 до 70 лет. Уровень смертности здесь же с середины 1980-х — реже на уровне рождаемости: второй зачастую меньше первого. Понижается и уровень медицинского обслуживания населения.

Люди любых возрастов вынуждены чуть ли не массово уезжать в другие районные центры, как и в Ростов-на-Дону, Элисту. Социально-экономическая ситуация здесь усложняется «рекордным» дефицитом кадров, особенно среднего трудоспособного возраста. По сути, речь вполне может идти об усилении экономической, да и социальной деградации большинства соседних районов Ростовской области и Калмыкии.

Согласно имеющимся экспертным проработкам (2015-2016 гг.), комплексная реабилитация этих районов потребует свыше 1,2 млрд руб. (в ценах февраля 2016 г.), в том числе на задействование имеющихся кадров (от 50 до 65 лет) и на обеспечение новыми кадрами основного трудоспособного возраста — не меньше 350 млн рублей. И если соответствующие меры не будут приняты, все эти районы почти полностью лишатся населения (наподобие узбекистанского Приаралья), а соответственно — и экономики, не говоря уже о социальной сфере.

Заметим, этот жестко негативный «сценарий» негативно скажется и на импортозамещении продовольствия в стране, ибо тот же регион многие десятилетия был одним из основных производителей сельскохозяйственной продукции в РСФСР — особенно по пшенице, кормовым травам и животноводству мясного направления (остающегося дефицитным в РФ). А возможности для восстановления этого «статуса» у данного региона имеются.

Алексей Балиев