Фото: yakyaks.livejournal.com

Во время недавней «Прямой линии» с населением президент Владимир Путин заявил, что продолжает считать Турцию другом нашей страны, а турецкий народ — дружественным российскому. Мы задались целью понять, насколько тесно в действительности две нации связаны друг с другом.

Численность и ареал расселения

По данным переписи населения 2000 года, в Турции наиболее многочисленными являются две этнические группы (коренные для Малой Азии) — турки и курды, далее в порядке убывания следуют прочие этносы: греки, черкесы, зазаки, арабы, лазы…

Согласно результатам Всероссийской переписи населения 2010 года, в нашей стране проживало более 104 тыс. турок (по данным Переписи-2002 — более 92 тыс.). 109 тыс. граждан России назвали турецкий язык родным (то есть на 4% больше этнических турков).

В 14 регионах России численность турок к моменту Переписи-2010 превышала тысячу человек, по преимуществу это территории на Юге России: Ростовская область (35,9 тыс.), Кабардино-Балкария (14 тыс.), Ставропольский край (10,4 тыс.), Краснодарский край (8,5 тыс.), Волгоградская область (5,2 тыс.), Северная Осетия (3,4 тыс.), Чечня (1,5 тыс.), Астраханская область (1,4 тыс.).

Значительное количество турок проживало в регионах Поволжья и Черноземья: Белгородской области (4,6 тыс.), Воронежской области (4,2 тыс.), Курской области (1,3 тыс.), Оренбургской области (1,2 тыс.), также крупные турецкие диаспоры имелись в Москве (1,8 тыс.) и Санкт-Петербурге (1 тыс.).

В межпереписной период наиболее значительно количество турок увеличилось в Кабардино-Балкарии (с 8,8 до 14 тыс., или на 60%), в то время как в Краснодарском крае их число пропорционально сократилось (с 13,5 до 8,5 тыс., или почти на 60%). В среднем на треть за этот же период выросла численность турецкой общины в Ростовской и Волгоградской областях, Ставропольском крае.

Численность курдов в России, согласно данным Всероссийской переписи 2002 года составляла менее 20 тысяч человек, а по данным Переписи-2010 — порядка 23 тыс.. Вместе с тем, 56 тыс. жителей страны называли курдский язык своим родным (то есть почти в два с половиной раза больше, чем численность лиц, идентифицирующих себя как курды).

Среди регионов, где наиболее велика численность этого этноса, — Краснодарский край (почти 6 тыс.), Адыгея (4,5 тыс.), Саратовская область (2,8 тыс.), Ставропольский край (1,8 тыс.), Орловская область (1,4 тыс.). В пределах от 500 до 1 тыс. курдов проживает в Ростовской, Воронежской и Тамбовской областях и Москве. Причем в межпереписной период ареал преимущественного расселения курдов фактически не изменился.

Зонами компактного проживания курдов, по данным Переписи-2010, являлись, в частности, Красногвардейский район Адыгеи (13% населения территории — курды; почти 90% от численности этноса в регионе); Озинский район Саратовской области (1,2 тыс. курдов — 7% от населения территории и 44% от численности этноса в субъекте), Новосильский район Орловской области (около 450 курдов — 5% от населения муниципалитета и 33% от общей численности этноса в регионе).

В Краснодарском крае наибольшая численность курдов зафиксирована, по результатам переписи-2010, в трех муниципальных районах (Кореновском, Калининском и Белореченском), а также в Горячем Ключе. Однако в численности населения даже этих муниципалитетов представители данного этноса занимают не более 1,5%.

Отдельно необходимо коснуться месхетинцев, которые являются выходцами из горного сельскохозяйственного района Грузии, расположенного на границе с Турцией. Именно с этим связано то, что за ними закрепилось название «турки-месхетинцы», хотя к коренному населению Турции в современных границах они не имеют отношения (до 1829 года Месхетия находилась под властью Османской империи). Месхетинцы говорят на одном из восточно-анатолийских диалектов турецкого языка, на котором их самоназвание звучит как Akhyskha Turkleri.

По результатам Переписи-2010, в России 4,8 тыс. человек относили себя к месхетинцам. Территория их преимущественного расселения — это Республика Калмыкия, где их численность составляла 3,7 тыс. (почти 80% от общероссийской). В пределах республики месхетинцы локализованы преимущественно в двух муниципальных районах — Городовиковском и Яшалтинском, а точнее — в двух сельских поселениях: Ульяновском (месхетинцев — 1,9 тыс., или 78% населения муниципалитета; более половины от численности в регионе) и Эсто-Алтайском (более 350 человек, 24% численности населения муниципалитета).

Ареал расселения месхетинцев значительно изменился в сравнении с 2002 годом, когда проводилась предыдущая перепись населения. Тогда наибольшая численность представителей данного этноса была зафиксирована в Кабардино-Балкарии (2,3 тыс.), в то время как в Калмыкии их насчитывалось всего 12 человек.

Вероятнее всего, во время переписи-2010 значительная часть месхетинцев, живущих в Кабардино-Балкарии, в ответ на вопрос о национальной принадлежности отнесла себя к туркам. В Калмыкии же произошел обратный процесс (в межпереписной период с 2002 по 2010 годы численность турок в регионе снизилась пропорционально росту численности месхетинцев — со 126 до 3 тыс. 124).

Эксперты Европейского центра исследования меньшинств считали это ответной реакцией на неформальную дискриминацию месхетинцев по этническому принципу в регионах Юга России, которая выражалась, в частности, в преследованиях со стороны казаков, а также притеснениях муниципальных властей и правоохранительных органов на фоне слабости месхетинских диаспоральных организаций.

Диаспоральные связи

В настоящее время на Юге России турецкие диаспоры официально зарегистрированы в Краснодарском крае (Абинский район, действует с 1997 года), Чечне (в Наурском районе, с 2007 года) и Ростовской области (в Азовском районе, с 2014 года). С 2004 года в Стамбуле действует официальное представительство Чеченской Республики, которое возглавляет Роза Джабраилова, также с 2012 года при торгпредстве РФ в Турции действовало представительство Дагестана по работе с инвесторами (ликвидировано в феврале нынешнего года), директором которого был Магомед Исаев. В Новороссийске действует генеральное консульство Турции, а в Краснодаре — отделение по торговым вопросам турецкого посольства.

При этом на общероссийском уровне турецкой национально-культурной автономии не существует, межкультурной коммуникацией занимаются несколько НКО, среди которых наиболее крупные — это АНО «Русско-турецкий культурный центр» (его возглавляет Джюнейт Гючтекин, ранее представитель Конфедерации предпринимателей и промышленников Турции) и АНО «Центр содействия развитию русско-турецких социально-культурных взаимоотношений» (возглавляет врач Ринат Казаккулов). Существует с 2004 года Российско-турецкий деловой совет, который возглавляет сенатор от представительного (законодательного) органа Ингушетии Ахмет Паланкоев.

В России с 2000 года существует Федеральная национально-культурная автономия курдов (ФНКАК), которую возглавляет член Национального конгресса Курдистана Фархат Патиев. Также он является членом президентского Совета по межэтническим отношениям. Де-факто, автономия существует как неофициальное посольство непризнанного Курдистана: диаспоризация курдов тесно связана с четкой национальной идентификацией, ставшей ответной реакцией на завоевание коренного населения, в том числе со стороны Турции. В среде российских курдов высок удельный вес владеющих родным языком (82,5%). Отсутствие смешанных браков позволяет курдам противостоять попыткам их ассимиляции

Соучредителями ФНКАК являются три региональных национальных общины курдов, объединенных общим названием «Мидия», — из Москвы, Саратовской области и Краснодарского края. Помимо этого, езидо-курдские диаспоры в разные годы были официально зарегистрированы в Ставрополе, Воронеже, Нижнем Новгороде, Курске, Омске, однако к настоящему времени все они ликвидированы решениями регистрирующего органа, Министерства юстиции России.

Турки-месхетинцы в настоящее время имеют легальное диаспоральное представительство только в четырех регионах, в том числе в Татарстане, Ставропольском крае (Курский район), Карачаево-Черкесии (Прикубанский район) и Ростовской области (Азовский район).  Месхетинские общины в Калмыкии и Северной Осетии были ликвидированы решениями Минюста, соответственно, в марте 2015 года и марте 2016 года.

Экономическая среда

Для этнических месхетинцев и курдов, проживающих в России, характерна низкая степень урбанизированности — они преимущественно заняты в сельском хозяйстве. В то же время значительное количество этнических турок, проживающих в России, заняты в различных отраслях промышленности и строительстве. В нашей стране продолжает действовать большое количество турецких девелоперов: Renaissance Construction, Costa Construction, Mimsa Constriction, Erimtan Mushavirlik, Enka, Ilk Umut, Akin Özay, Gentes, Limak-Marashstroy и другие.

В частности, GRM Group в период подготовки к сочинской Олимпиаде возвела комплекс трамплинов на северном склоне хребта Аибга, санно-бобслейный комплекс «Парамоново», главную спортивную арену и олимпийскую медиадеревню, а Ant Yapi — олимпийскую деревню в Имеретинской низменности.

Турецкий консорциум Limak-Marashstroy является генеральным подрядчиком при строительстве ростовского аэропорта «Южный» (инвестиционная часть включает пассажирский терминал и объекты служебно-технической инфраструктуры), компания Enka — при строительстве футбольного стадиона «Краснодар», а Costa Construction — при возведении отеля Sheraton в Ростове-на-Дону.

Компания Renaissance Construction построила в регионах Юга России большое количество объектов, среди которых самые крупные — это торгово-развлекательный центр «OZ mall» в Краснодаре, международный аэропорт «Сочи», два гипермаркета «Мега» (в Ростове и Майкопе), отель Hayatt Regency в Сочи; заводы «Серебряковцемент» в Волгограде и «Новоросцемент» в Новороссийске, Верхнебаканский цементный завод (также Новороссийск), два комбината во Всеволжске — Ford и Merloni (производство водонагревателей).

Девелоперская компания Ilk Umut Insaat построила офис Северо-Кавказского банка Сбербанка в Ставрополе; фирма Akin Özay участвовала в реконструкции международного аэропорта в Минводах, а девелопер Erimtan Mushavirlik Taahut был генподрядчиком при строительстве выставочного комплекса «Минводы-Экспо».

Строительный холдинг Gentes (RG construction) построил здание администрации и жилой комплекс «Гарден сити» в Ставрополе, несколько офисов Сбербанка, торгово-развлекательный комплекс «Вершина» в Минводах и «Галерея» в Ставрополе и Пятигорске. Сейчас, согласно сайту компании, она строит молл «Галерея» в Кисловодске и занимается реконструкцией отеля «Храм воздуха» в Кисловодске. На всех этих объектах заняты преимущественно турецкие рабочие.

Также постсоветский период характеризовался бурным ростом совместных российско-турецких предприятий: наибольшее их количество было зарегистрировано в Астраханской области, Краснодарском крае и Карачаево-Черкесии. К настоящему времени большинство их них по различным причинам ликвидированы, продолжают действовать, согласно ЕГРЮЛ, несколько хлебопекарен («Лютуф», «Эльвира», «Башак», «Зухал» и «Тулю») в Астрахани и поселке Трусово, а также кондитерский цех «Золотой век» в Карачаевске.

Существуют и совместные предприятия в промышленной сфере: цеха аккумуляторных батарей в Буденновске, листового стекла — во Владикавказе (компания «Кэс-Кантарджилар»), деревянных изделий — в Нальчике (фирма «Кабатур»), дубленых кож — в Черкесске («Диляра»).

Несмотря на общее охлаждение политических отношений между двумя странами, существует и несколько успешных примеров совместных инвестиционных проектов с турецким бизнесом: например, в Ростове турки ткут ковры на заводе «Меринос», в Дагестане — шьют одежду на фабрике «Нергиз». Также в Дагестане турецкая компания «Асера» недавно запустила совместный проект с агрохолдингом «Агромир», начав производить компоненты для строительства тепличных комплексов (в перспективе здесь будет создан центр по обучению агрономов).

Экономические и культурные связи России и Турции исторически были крайне крепки, и потому, несмотря на геополитические неурядицы, представители турецкой и курдской диаспор продолжают процесс деятельной интеграции в принимающее российское общество. Задача же государства в данной ситуации заключается в том, чтобы как минимум не противодействовать этим интеграционным процессам, в том числе формированию диаспоральных связей и созданию некоммерческих объединений по этническому принципу.

Антон Чаблин