Фото: страница в Facebook Александра Сысоева

Несмотря на дождливую и холодную погоду, митинг за справедливость в Ессентуках 16 апреля собрал около 300 человек. Судя по облику участников, это были в основном представители греческой диаспоры. Но встречались и славянские лица. Дело полицейского Анатолия Железнякова, расстрелявшего из травматического пистолета трех молодых людей и оказавшегося «жертвой», может возмутить любого.

«Наши ребята сидят ни за что»

Митинг за справедливость в деле Железнякова должен был пройти еще в начале апреля. Власти города осторожничали, не согласовывая мероприятие. И все же организатор Алена Харибова — мать одного из осужденных за нападение на полицейского ребят — добилась своего.

Жители Ессентуков смогли законно собраться в «Парке Победы» у Вечного огня, чтобы выразить протест против решений ставропольских судов по скандальному делу с участием сына председателя Предгорненского районного суда Владимира Железнякова.

Откликнулись на призыв митинговать за справедливость десятки парней — таких же, как расстрелянные полицейским у кафе в 2011 году и упрятанные за решетку Павел Позов, Георгий Афанасов и Виктор Харибов.

«Мы все друг друга знаем, обстоятельства дела нам всем известны, — сказали корреспонденту КАВПОЛИТа Христофор и Александр Харибовы, дальние родственники одного из осужденных. — Наши ребята сидят ни за что».

«Мы хотим справедливости. Мы хотим показать, что мы не равнодушны, что мы поддерживаем наших ребят», — добавляли стоявшие в сторонке девушки.

«Об этом вся Россия говорит, и все в интернете ставят «класс», что это несправедливо», — с экспрессией возмущались пожилые женщины.

Эпилептик — помощник судьи

Действительно, об этом деле снято немало телепередач, написаны десятки статей о нестыковках в версии уже уволенного из органов внутренних дел Железнякова.

Он утверждает, что в целях самообороны стрелял из травматического пистолета лишь в одного из ребят. Остальные каким-то образом поранились об оружие сами. Якобы Паша Позов так бился о дуло пистолета, что лишился глаза.

А полицейского, судя по раскритикованным независимыми экспертами медицинским заключениям, били так, что у него появились эпилептические припадки. Правда, после этого он каким-то чудом устроился работать помощником федерального судьи в Крыму. И там, кстати говоря, Железняков снова стал «жертвой»: его побила девушка — судья Алина Алинкина, которую, как и следовало ожидать, наказали увольнением.

«Система опять дала сбой»

Председателю правозащитной организации «Право» Георгию Легкобитову, который в свое время работал в уголовном розыске, совершенно понятно, что дело шито белыми нитками:

«Официальная версия о том, что Железняков защищался от преступных посягательств, не выдерживает критики. На него уже никто не нападал, а он, как заснято на видео, пошел и хладнокровно расстрелял людей. Причем он стрелял внутрь помещения. Там могли оказаться дети любого из нас.

Безнаказанность порождает последствия. Железняков избил в Крыму судью — человека с особым правовым статусом. Система опять дала сбой. Она вынуждена, чтоб поддержать свой авторитет, уволить судью, а не палача. И никто из нас не чувствует себя защищенным. Наши дети и внуки могут пострадать от любого, у которого есть высокопоставленные папы и мамы.

Мы помним, как погиб наш коллега правозащитник Николай Андреевич Потапов, расстрелянный в Предгорном районе, где Железняков-старший является председателем суда. Николай Потапов обращался и в следственный комитет, и в полицию. В него стреляли, его поджигали, но никаких мер не было предпринято, пока дело не дошло до убийства».

За правовое государство

От властей на митинге были лишь следившие за порядком полицейские и казачьи дружинники да несколько представителей законодательной власти. Помощник на общественных началах члена Совета Федерации Валентины Матвиенко Георгий Танов сообщил, что к ним поступило множество обращений по этому делу.

«Мы пытались помочь ребятам. Там действительно очень много вопросов, потому что восемь месяцев трое граждан, двое из которых были несовершеннолетними, считались потерпевшими, все искали сына председателя Предгорного суда, а потом дело перевернули», — отметил он.

По его словам, никто не призывает обелять одну и очернять другую сторону. «Мы строим правовое государство, и мы — за объективность, — заявил помощник Матвиенко. — Подал бы Железняков-старший в отставку, и тогда мы посмотрели бы, как пошло бы это дело. Он своим положением мог повлиять на следствие, на оперативные мероприятия».

Своим долгом счел присутствие на таком митинге и депутат Госдумы Ставропольского края Александр Сысоев.

«Во-первых, я житель города, во-вторых, депутат краевой думы, и зная, что тут проходит такое мероприятие, я посчитал себя не вправе его игнорировать, решил посмотреть и понять, чего требуют люди. Хотя ситуация понятна, и у меня есть свое мнение», — отметил он.

Как депутат, он готов поддерживать «все, что находится в рамках закона и направлено на восстановление справедливости».

У избранника народа есть возможность» сделать запрос и оказать содействие, чтобы была обеспечена объективность, законность, всесторонность рассмотрения обращений». «Если такие обращения поступят, я буду делать, что допустимо в рамках закона, чтобы все-таки реально виновные лица были привлечены к ответственности», — пообещал Александр Михайлович.

С дубинками на судей?

Сам митинг проходил достаточно тихо, без громкоговорителей. Один мужчина в спортивной форме время от времени поддерживал речи гудками спортивной дудки. Несколько раз участники скандировали «Свободу ребятам!»

Зажигательную речь произнес житель Ессентуков Хвича Карагезов:

«Совесть надо иметь председателю Предгорненского суда. Написал бы заявление и ушел в отставку. Мы что должны взять дубинки в руки и прийти поломать ему дом? Если сын не воспитан, надо воспитывать сына в первую очередь, а не пользоваться властью. Не надо доводить людей.

Мы все здесь живем как братья — русские, армяне, грузины, греки. Любого грека, который бы поднял руку на судью, посадили бы сразу. Я хочу, чтобы был порядок. Когда мы виноваты, и нас сажают, мы ничего не говорим. Но такого беспредела я еще не видел».

Услышат ли теперь?

Алена Харибова обозначила главные цели митинга: «Мы хотим, чтобы правосудие обратило на нас внимание, чтобы не было липовым, чтобы не было папеньких сынков, чтобы простой человек мог высказать свое мнение».

Она напомнила, что все два года, пока шли суды, она неоднократно обращалась в вышестоящие инстанции с просьбой забрать дело из Ставропольского края. От факта, что на экспертизе была подделана подпись врача, в недоумение пришел даже замглавы Следственного комитета России Борис Карнаухов.

Но «на верхах» ничего не смогли сделать, поскольку система власти такова, что все жалобы возвращаются на тот уровень, откуда пришли.

«Мы боролись, как могли. Нас никто не слышал. Нам в лицо говорили, что вы идете против власти, против системы, — голос мамы Виктора Харибова дрожал, но она преодолевала волнение. — Наше дело не одно. В тюрьмах сидит много невиновных детей, потому что у преступников есть папы и мамы, которые прикрывают их. Сколько можно это терпеть и молчать? Я не знаю, куда надо стучаться, чтобы нас услышали? Наши дети не алкоголики, не бандиты. Они спортсмены. Они ждут и надеются на нашу поддержку. Я благодарна всем, кто пришел».

Ее выступление поддержали несколько женщин.

«Здесь все, как Алена, матери и отцы, братья и сестры, бабушки и дедушки. Мы будем защищать своих детей, стоять за правду, за справедливость, пока она не восторжествует», — пообещала одна из них.

«В нашей стране очень тяжело добиться справедливости, особенно когда это связано с власть имущими, — признавала другая. — Но с нами не только правда, но и Бог».

«Мы пришли выступить за справедливость, чтобы услышали вышестоящие, чтобы дети верили, что у нас есть в России справедливость. Они в это не верят, потому что они ее не видят! — подчеркнула она. — Мы хотим, чтобы не думали, что в России только безвинный виноват».

Женские реплики поддержал также не представившийся молодой человек: «У нас высшее руководство формирует положительный имидж страны, и мы начинаем уважать власть. Но на местах такие беспредельщики, проплаченные судьи и другие портят все впечатление, и патриотизм уходит в тартарары».

Георгий Легкобитов, взяв слово на митинге, зачитал слова президента России Владимира Путина о том, каким должно быть правосудие в России: «Каждый законопослушный гражданин вправе требовать для себя надежных правовых гарантий и государственной защиты. При этом любой преступивший закон должен знать, что наказание неотвратимо».

Увы, в Ессентуках эти слова извратили с точностью до наоборот. Поэтому правозащитник пообещал с делом Железнякова дойти до Путина, до Верховного суда, а если не поможет — то и до Европейского суда.

Светлана Болотникова