Фото: kavpolit.com

Власти Кабардино-Балкарии обвинили представительство гуманитарной организации «Международный комитет Красного Креста» в Нальчике в избирательном подходе при оказании помощи.

 Отвечая на вопросы журналистов на пресс-конференции, которая состоялась 5 апреля, заместитель министра внутренних дел по КБР Казбек Татуев отметил, что Международный комитет Красного Креста не оказал поддержку ни одной семье погибшего при исполнении должностных обязанностей сотрудника правоохранительных органов.

«Не знаю, что сейчас происходит, помогают ли представители организации родственникам террористов, но я сталкивался по различным вопросам с представителями этой организации.

Да, помощь у них исключительно избирательная. Ни одному сотруднику правоохранительных органов, погибшему при исполнении своих должностных обязанностей, профессионального долга, они не помогли. Они отвергали все наши вопросы.

Финансовую, иную помощь они оказывают определенной категории людей. И даже среди тех, кто оказался на той стороне, если можно так выразиться, они выбирали семьи лидеров бандподполья. Поддерживали родственников тех, кто более активно противодействовал, знаковых фигур. А простой гражданин оставался вне поля их зрения», – отметил Казбек Татуев.

Эту дифференциацию осудил министр по противодействию экстремизму Залим Кашироков. «Такой подход наводит на разные мысли», — сказал он.

О том, почему МККК проявляет такой избирательный подход при оказании поддержки, вправе спросить каждый житель республики, считает министр.

«За последние два десятилетия мы видим, как активно эта организация присутствовала в северокавказском регионе. Европейские страны молчали, всегда поддерживали комитет, осуждали органы власти России, Кабардино-Балкарии.

Но давайте представим, что после терактов во Франции, Бельгии МККК будет избирательно помогать семьям террористов, а родственников погибших от их рук — игнорировать. Как на это европейское общество отреагирует?» — сказал Кашироков.

Помощь террористам

«Дело даже не в том, что МККК не помогал правоохранителям, а в том, что оказывал материальную помощь родственникам тех, кто по законодательству признаются террористами, участниками НВФ, в том числе уничтоженным в ходе спецопераций», – прокомментировал ситуацию источник в правоохранительных органах.

По его словам, на протяжении ряда лет по программе «Помощь жертвам внутреннего насилия» материальную поддержку регулярно получают близкие уничтоженных или задержанных боевиков.

«В частности, такую помощь получили сестра и мать нейтрализованного в 2009 году боевика. Тогда спецоперация была проведена за несколько часов до осуществления подготовленного бандитами крупнейшего теракта.

Боевики бандгруппы, членом которой он являлся, несколько лет держали в страхе жителей республики, на их счету убийство 15 человек, в том числе девятерых егерей и охотников. Это зверское преступление потрясло всю республику. Мирные люди были убиты выстрелами в упор, каждому был сделан контрольный выстрел в затылок. У всех были связаны за спиной руки», – рассказал наш собеседник.

Он утверждает, что финансовое содействие было оказано жене активного пособника боевиков.

«В 2009 этот человек был объявлен в федеральный розыск за подготовку серии террористических актов. По данным правоохранительных органов, этот человек отвечал за финансовое обеспечение бандподполья, которое тогда возглавляли Гулиев и Мукожев», — отметил он.

В настоящее время правоохранительными органами Кабардино-Балкарии разыскиваются 150 человек, без вести пропавших и утративших связь с родственниками.

«Из этой категории лиц комитет Красного Креста выделил 17 «самых несчастных». А их семьи признаны наиболее нуждающимися в помощи. Ими оказались исключительно родственники тех, кто находится в федеральном розыске за подготовку и участие в терактах или ликвидированных в результате спецопераций бандитов. Одним словом, тех, кого российское государство признает террористами», — рассказал собеседник.

По его мнению, все эти факты подтверждают избирательную ориентированность проекта «Психологическая помощь жертвам внутреннего насилия», его нацеленность на оказание адресной помощи лицам, ближайшие родственники которых до своего исчезновения «не только разделяли религиозно-экстремистскую и террористическую идеологию, но и непосредственно участвовали в обеспечении функционирования бандподполья Кабардино-Балкарии».

«При этом в МККК отрицают какую-либо избирательность и заверяют, что помогают всем нуждающимся, невзирая на политические взгляды. Между тем в КБР с 2010 года не было ни одного случая, когда комитет обратил внимание на обычные семьи, родственники которых, в том числе несовершеннолетние, действительно пропали без вести, а не ушли с боевиками «в лес».

Как нет и примеров хотя бы психологической помощи несчастным детям или родителям, потерявшим связь с близкими», — считает источник в правоохранительных органах.

По принципу нейтральности

Комментируя обвинения правоохранительных органов и властей Кабардино-Балкарии в избирательной деятельности, начальник отдела по связям с общественностью Московской региональной делегации МККК Виктория Зотикова отметила, что организация присутствует в КБР с 1993 года и «работает в условиях конфликта, постконфликта, насилия».

«Как и в других странах мира, мы помогаем тем, на ком эта ситуация отразилась, кто пострадал. Мы исходим в работе из принципа нейтральности, ориентируемся на то, насколько людям необходима наша помощь. В этом отношении мы дополняем усилия местных властей по содействию нуждающимся», — отметила она.

Как рассказала Зотикова, комитет отказывает поддержку разным категориям — перемещенным лицам, которые были вынуждены бросить свои дома и живут в тяжелых условиях, семьям пропавших без вести, родственникам задержанных, пострадавшим при подрыве мин.

«У нас широкий спектр программ. Но, хочу отметить, финансовую помощь мы не оказываем. Наши программы другого свойства. К примеру, оказывается психологическая поддержка: сестры милосердия, которых мы обучали, ходили по домам и работали с семьями пропавших без вести.

Если мы говорим о содействии родственникам задержанных, основная задача программы — помочь не потерять контакт между родственниками. Это их право в соответствии с международным гуманитарным правом», — пояснила наша собеседница.

Кроме того, по ее словам, МККК помогает семьям, которые не имеют финансовой возможности посещать задержанных родственников, отбывающих наказание за пределами места проживания. «Мы можем помочь в организации поездки или переслать их посылки», — отметила она.

Виктория Зотикова заверила, что организация поддерживает контакт с властями региона пребывания: «Это наш принцип — мы информируем о том, какую работу выполняем и кому оказываем помощь».

Говоря об обвинениях в игнорировании семей полицейских, она заявила, что МККК оказывает помощь всем, кто к ним обратился. «Если министерство внутренних дел проинформирует нас о том, кому конкретно нужна помощь, мы готовы и сейчас оказать им содействие», — сказала Зотикова.

По ее словам, недавно поддержка была оказана сотруднику правоохранительных органов Ингушетии, который в результате ранения потерял здоровье. «Мы предоставили ему коляску, была оказана другая помощь. Одним словом, есть примеры. Нельзя утверждать, что наша работа дифференцирована, избирательна.

МККК — гуманитарная организация. Может, не всегда легко принять посыл, что мы помогаем всем, независимо от страны проживания. Разделения не может быть. К нам обращаются за содействием, у нас есть определенные критерии отбора, если человек им соответствует, на самом деле является нуждающимся, мы помогаем», — отметила она.

Комитет никому денег не дает, говорит глава отдела по связям с общественностью Московской региональной делегации МККК. Финансовая помощь оказывается только в крайних случаях, когда нет иной возможности. Весь смысл содействия в том, чтобы предоставить людям условия для жизни, работы, развития.

«То есть мы даем удочку, а не рыбу. Например, помогаем организовать небольшой бизнес. По одной из программ женщинам предоставляли швейные машинки, чтобы они могли шить и зарабатывать. Сельским семьям дарили корову, чтобы женщина могла не только прокормить детей, но еще и продавать излишки продукции», — рассказала Зотикова.

МККК, утверждает она, адаптируется к ситуации в регионе, анализирует, насколько необходимо содействие организации. Исходя из этого, меняется присутствие программы на Кавказе. В частности, недавно было закрыто представительство в Дагестане.

«Хочу отметить, что представительство в Нальчике выполняет функцию своеобразного логистического центра. Благодаря ему, мы можем поддерживать нашу работу в Южной Осетии, организовывать гуманитарную помощь для переселенцев из Украины, которые сейчас живут на Юге России. Представительство в Нальчике играет важную роль», — подытожила Виктория Зотикова.

Фатима Тикаева