Фото: kavpolit.com

Продолжающееся противостояние официальных властей республики и муфтията оказалось богатым на события: начата процедура ликвидации муфтията; созван, а потом перенесен на неопределенное время Съезд алимов Ингушетии; заведено уголовное дело на муфтия Ису Хамхоева, а к его заместителю пришли с обыском.

Перенос и упразднение

2 февраля муфтий Ингушетии Иса Хамхоев принял участие в сходе последователей суфизма в Грозном, в резолюции которого ваххабизм признан «террористическим течением, направленным против основных законов шариата в целях раскола среди мусульман всего мира». После этого отставки Хамхоева потребовал Совет тейпов Ингушетии.

Затем Советом алимов на 29 марта по вопросу отставки Хамхоева был созван съезд мусульман республики. Но 24 марта Евкуров заявил, что съезд отложен и начата процедура ликвидации действующего муфтията.

По их мнению, избрание нового муфтия приведет к противостоянию между сторонниками Исы Хамхоева и вновь избранного муфтия, поскольку Хамхоев, независимо от ситуации, даже видя, что есть реальная угроза раскола общества на две противоборствующие стороны, не собирается уходить в отставку.

Там же от священнослужителей поступило предложение о ликвидации Духовного центра мусульман как общественной организации, не справившейся со своими обязанностями перед народом республики.

Нет сомнения в том, что муфтия надо менять, поскольку он не справляется со своими обязанностями, как нет сомнения и в том, что муфтият подлежит реформированию. Это – прерогатива Совета алимов. Уверен, что новый состав Совета алимов это сделает», – говорится в обращении главы Ингушетии.

«В то же время надзорные органы уже начали процедуру ликвидации муфтията как общественной организации, не выполняющей своих обязанностей, что в том числе также является причиной серьезных разногласий между представителями различных тарикатов и религиозных течений. После официального роспуска муфтията Совет алимов примет решение о сроках проведения съезда и, при необходимости, выборов нового муфтия», – заявил Евкуров.

Глава республики отметил, что принял решение пойти навстречу мнению авторитетных людей, богословов, представителей всех слоев населения Ингушетии во избежание раскола в обществе.

Как рассказал начальник управления по делам религии при главе Ингушетии Яхъя Хадзиев, к Евкурову обратились члены Совета алимов, религиозные деятели, часть имамов мечетей населенных пунктов — с просьбой не проводить съезд, который планировался на 29 марта, так как это может внести раскол в общество.

«Они обратились с предложением ликвидировать Духовный центр мусульман, должность муфтия упразднить, а обязанности муфтия и ту работу, которую проводил Духовный центр, будет проводить Совет алимов», — пояснил Хадзиев. По его словам, в дальнейшем Совет алимов, если сочтет нужным, созовет очередной съезд с одним вопросом на повестке дня — выборы муфтия.

«Безвластия не будет, но не будет пока единоначалия. Совет алимов – высший религиозный орган, и он правомочен созвать съезд. На время отсутствия муфтия Совет алимов будет решать текущие вопросы. В Совете алимов 15 человек, из них две трети, как полагается по закону, приняли это решение», — сказал Хадзиев.

«Фарс»

Власти республики заявили, что Совет алимов Ингушетии, религиозные деятели и часть имамов просят главу Ингушетии расформировать муфтият, а решение текущих вопросов передать в ведение Совета алимов.

Однако муфтий республики уверен, что никто из членов муфтията к Юнус-Беку Евкурову не обращался. Кроме того, он не смог пояснить, как будет проходить роспуск и реформирование муфтията. «Видимо, это могут объяснить только те, кто это придумал», – сказал муфтий «Кавказскому узлу».

По его словам, муфтият работает 23 года, и за это время никаких жалоб от верующих не поступало. «Если кому-то из чиновников что-то в нашей работе не нравится, это не значит, что нужно распускать муфтият. Но вот как это будет выглядеть на самом деле, никто не знает», – заявил Хамхоев.

Смуту сеют имамы недавно построенных мечетей без ведома муфтията, уверен муфтий. «Со всеми остальными прихожанами, имамами мы работаем в тесном сотрудничестве, взаимопонимании, как учит нас ислам. Работаем в прежнем режиме и будем работать так же и дальше», — заверил муфтий.

Относительно съезда мусульман, который планировалось провести 29 марта, Хамхоев отметил, что «если бы он даже и проводился, то он был бы незаконным, нелегитимным», поскольку, по его словам, созывать съезд или нет — должен решать Совет алимов совместно с имамами.

Никто из тех, кто входит в Духовное управление мусульман Ингушетии, к главе республики с просьбой о роспуске муфтията не обращался, уверен Хамхоев. «Я думаю, что идея роспуска муфтията с дальнейшим его реформирование так же, как и предыдущая идея созыва съезда, которую так старательно раскручивали, — все это фарс и не более», — считает муфтий.

По мнению имама мечети селения Средние Ачалуки Адама Малароева, инициаторы роспуска муфтията допускают большую ошибку. «Нет причин распускать муфтият и реформировать его, пока непонятно, как будет проходить эта реформа, и какую пользу она принесет верующим республики», — сказал Малароев.

Он отметил, что в каждой республике существует Духовное управление мусульман. «Есть такой орган и у нас. Мы собираемся вместе, нас имамов — около 70 человек, озвучиваем свои проблемы и решаем их сообща. Но чтобы кто-то сказал, что нужно распустить муфтият, это бред. Если кто-то это сказал, то это сказано по незнанию, по неграмотности», — считает он.

Людей, которые продвигают идею роспуска муфтията и дальнейшего его реформирования, — единицы, уверен имам.

«Они же были инициаторами созыва внеочередного съезда мусульман Ингушетии. Тогда мы собрались и на Совете алимов в присутствии имамов населенных пунктов высказали свое мнение, составили резолюцию, и подавляющее большинство собравшихся решили, что этот съезд, который был назначен (на 29 марта), нелегитимен, что проведение его приведет к расколу общества. Поэтому решили его не проводить. И вообще, проводить съезд или не проводить, решает Совет алимов. Мы не видим необходимости именно сейчас проводить съезд, есть другие проблемы, которые мы решаем совместно, когда собираемся каждый понедельник», — рассказал Малароев.

«Жесткое выступление»

Решение об отмене уже анонсированного съезда было принято на встрече Юнус-Бека Евкурова с алимами Ингушетии. На ней присутствовали известные ингушские религиозные деятели — бывший муфтий Ингушетии Магомед Албогачиев, потомок Пророка салаллоху алейхи ва саллам Сейд-Хусейн Акилов, потомок устаза Киши-Хаджи Валид Кишиев, Лом-Али Буружев, Султан Белхороев, Макшарип Султыгов и другие. Выступление главы республики на данном собрании многие назвали «жестким».

«Я никогда не думал и не поверил бы ни во сне, ни наяву, что муфтият настолько воспротивится мне, что имамы пойдут против меня. Мне неудобно, стыдно об этом говорить. Им, имамам, наверное, кажется, что они недосягаемы… На самом деле я просто проявлял, проявляю и буду проявлять к ним уважение и почтение из-за их религиозного статуса», — признался Евкуров.

«Против кого они пошли, используя и прикрываясь конкретным кадирийским таркитом? Вчера читал обращение, которое они написали. «Неизвестные лица»… Кто это «неизвестные лица»? Это потомок Пророка салаллоху алейхи ва саллам Сейд-Хусейн Акилов — неизвестное лицо? Лидеры кадирийского тариката в Ингушетии Ахмед Пошев, Магомед Албогочиев и Лом-Али Буружев — неизвестные? Десять членов Совета Алимов — это неизвестные? Потомок нашего устаза Киши-Хаджи Валид Кишиев — неизвестный?…» — возмутился Юнус-Бек Евкуров.

Далее он продолжил: «Вы — религиозные деятели, я обращаюсь к вам. Я-то глава республики (намек на светский характер должности и то, что решение религиозных проблем не в его компетенции — прим. авт.)… Если вы не хотите съезда, его не будет. Я бы мог сказать: пусть Всевышний не оставит вас без него (Исы Хамхоева — прим. авт.), если он вам так нужен. Он как раз вам подходит.

Но я вам хочу сказать одно. Если, когда вам выгодно, вы пренебрегаете Всевышним, когда вам выгодно, пренебрегаете Пророком салаллоху алейхи ва саллам, когда вам выгодно, пренебрегаете Устазом… То какой мы пример показываем молодому поколению, на чем мы их воспитываем, какие принципы прививаем? Почему я это говорю вам?! Я семь лет работаю вместе с вами со всеми, поэтому я не делаю разницы между вами и ими (Исой Хамхоевым и его сторонниками — прим. авт.).

У женщины, работающей дояркой, есть обязанности?! У сапожника есть свои обязанности?! У учителя есть свои обязанности?! У муфтия есть свои обязанности? У имамов есть свои обязанности? Они же должны выполнять свои обязанности, свою работу?! Если они этого не делают, разве глава республики не обязан сказать им, что они не выполняют свою работу?

Если в школе всего три отличника, в то время как по нормативу должно быть 30 отличников, как я должен поступить с ее директором? Предупредить, вынести выговор, уволить!

Сегодня говорят: молодежь отделилась (ушла из тариката — прим. авт.), столько-то ушло… А кто за это отвечает? Скажите! Если муфтият за это не отвечает, имамы не отвечают, религиозные деятели не отвечают за то, что теряют последователей, кто за это несет ответственность?! Если это я виноват, скажите мне, что я виноват, вот здесь прописана эта твоя обязанность в Конституции! Нет такого!

Я обращаюсь к вам! Откуда он сам (Иса Хамхоев — прим. авт.), ему что, безразлично то, что происходит?! Их что, это не волнует, как вас, как нас всех вместе?! Откуда они взялись? Я сейчас даже не про Ису, я про тех молодых ребят, которые его окружают. Они же молодые парни, которые при виде вас должны потупить взор, проявлять учтивость и уважение. Они же без стыда глядя в лицо говорят (вам — прим. авт.) неприемлемые вещи, обсуждают вас! Откуда они взялись?!

Мне нужно одно — единство! Чтобы между людьми, проживающими в Ингушетии, было согласие, единство! Чтобы нас не обманывали, не ссорили и не разделяли. Пускай то будет Совет Алимов, например, соберитесь и заявите, что среди нас нет врагов тарикатов! Что среди нас есть как последователи суфизма, так и те, кто не является сторонниками тарикатов. Я не знаю, сколько в процентном отношении, но как много в России мусульман, не принадлежащих к тарикатам.

Ведь никто не спрашивает у них (сторонников Исы Хамхоева — прим. авт.) где они были пять-шесть лет назад, когда нужно было защитить тарикат».

Граната, обыски, налоги

Правоохранительные органы региона завели в отношении муфтия Ингушетии Исы Хамхоева уголовное дело по статье 188 УК РФ (контрабанда), сообщает информационный ресурс, близкий к администрации главы РИ.

В сообщении со ссылкой на источник в правоохранительных органах утверждается, что Хамхоев вместе с одним из своих заместителей и сотрудниками муфтията занимались «незаконным перемещением валютных средств через таможенную границу России» в период хаджа. По версии следствия, это могло продолжаться долгие годы.

Источник пояснил, что общая сумма вывезенной валюты пока не установлена, но уголовное дело имеет «хорошую судебную перспективу». «Ведется опрос свидетелей и паломников, выезжавших на Хадж за последние пять-шесть лет», — говорится в сообщении.

Кроме того, 24 марта силовики провели обыски в домовладении заместителя муфтия Ингушетии по учебной работе Адсалама Долгиева. Как сообщается на сайте galgayche.org, колонна военных прибыла к дому Долгиева в селении Долаково около 08:00.

Официальным поводом для обыска, по словам правоохранителей, послужила оперативная информация об угоне автомашины. Издание предполагает, что обыск связан с давлением, оказываемым руководством региона на представителей отколовшегося от официального духовенства республики муфтията.

А в ночь на 4 апреля неизвестные бросили гранату во двор дома помощника муфтия Ингушетии Магомеда Хаштырова в станице Троицкой, в результате взрыва никто не пострадал.

4 апреля муфтий Иса Хамхоев провел в Духовном центре мусульман Ингушетии совещание с имамами населенных пунктов республики, на котором обсудил вопросы давления на ушедших в оппозицию главе Ингушетии религиозных деятелей. Он подчеркнул, что методы устрашения, которыми пытаются воспользоваться власти региона с целью давления на них, не запугают имамов — и они дальше продолжат свою работу в прежнем режиме.

Муфтий заявил, что теперь он и его сторонники, наоборот, будут принимать более активное участие в политической жизни региона и в особенности постараются проконтролировать прозрачность и честность предстоящих осенних выборов.

«Не удастся властям также и расформировать муфтият. Может, упразднят юридически, но свою практическую работу мы продолжим», — заверил Хамхоев.

Своим мнением по текущим вопросам поделились и имамы населенных пунктов. Недовольство деятельностью Исы Хамхоева на посту муфтия высказал имам Башир Евкуров. Другие имамы сформулировали имеющиеся у них претензии к самому Евкурову. В частности, помощник муфтия Муса Мейриев спросил Евкурова, осуждает ли он провокации в отношении сотрудников муфтията — и если да, то высказал ли он свое мнение по этому поводу главе Ингушетии?

«Кавполит»