Фото: kp.ru

О том, почему Россия воевала в Южной Осетии, почему Крым и Севастополь стали российскими, о проблемах, оставшихся на полуострове, и о положении дел в Украине рассказал губернатор Севастополя Сергей Меняйло.

— Вы принимали активное участие в ходе вооруженного конфликта в Южной Осетии. Сейчас о нем опять начали вспоминать в свете всей этой антироссийской риторики. Хотелось бы у вас, как у непосредственного участника спросить, почему, по вашему мнению, Россия вмешалась в этот конфликт? Насколько это было необходимо? И, если пойти от обратного, чем могло грозить невмешательство? 

— Вы знаете, что в Южной Осетии и в Абхазии очень много российских граждан. В случае невмешательства погибли бы тысячи невинных людей.

Вы же знаете, что изначально Грузия применила свои вооруженные силы против мирного населения в Южной Осетии. Такая же картина могла или должна была и происходила в Абхазии. Поэтому и операция называлась «операция по принуждению к миру». На этих территориях были российские граждане, а мы как государство обязаны защищать своих граждан на любой территории: это общепринятая в мире практика. Что и было сделано.

— На Западе по-прежнему продолжают рассматривать эту ситуацию с позиции, что Россия сама вошла на территорию Грузии, осуществила вторжение.

— Это политика двойных стандартов. А Югославия? Почему американские генералы не вспоминают эту историю, которая вообще подорвала все принципы и нормы международного права?

— Югославию очень не любят вспоминать.

— Они любят вспоминать то, что им выгодно. Они любят вспоминать Осетию, Грузию, ставя в вину России «гибель мирных граждан», хотя Россия вообще-то защитила эти два народа. А о том, что Соединенные Штаты и НАТО стерли с мировой карты Югославию, процветающее социалистическое государство в центре Европы, уничтожив там прямо и косвенно почти 200 тыс. человек — об этом почему-то скромно умалчивают.

Нужно называть вещи своими именами. США и Европа не имеют ни морального права, ни юридических оснований для того, чтобы обвинять Россию в какой-то агрессии. Факты говорят сами за себя. Если оперировать голыми фактами, а не пропагандистскими клише, все сразу встает на свои места.

— Как Вы считаете, когда-нибудь риторика Запада может измениться? Могут они сказать «да, конечно, было действительно так-то и так-то» и перестать показывать кадры, когда грузинская артиллерия обстреливает Цхинвал и говорить, что это русские танки?

— Когда в военно-политическом руководстве США и стран-участниц Северо-Атлантического альянса будут не авантюристы и дельцы, а люди, для которых честь и воинский долг являются не пустыми словами, тогда, наверное, они признают очевидные факты. А пока мы имеем дело с теми, кто просто и цинично занимается переделом сфер влияния в мире. И, кстати говоря, мы имеем полное право отвечать им в соответствии с их же методами и в понятной для них системе ценностей.

На сегодняшний момент Россия становится мощным, сильным государством. И это влияние невыгодно. Западу нужна слабая Россия 90-х годов, а нам с вами нужна сильная Россия.

— В эти дни мы отмечаем два года крымским событиям. С чего для Вас началась «крымская весна»? Почему это случилось?

— Если вспомнить, то два года назад в Киеве произошли кровавые события, государство оказалось неуправляемым. Власть захватили фанатики и одержимые манией величия маньяки, которые убивали и сжигали простых людей. И события начались именно с этого.

Каждый человек беспокоится за свой дом, своих близких, семью. Когда на улицах страны бандиты, молодчики, почувствовавшие запах крови, творят, что хотят, когда государство не может защитить своих граждан, тогда происходят такие события. Поэтому Севастополь и Крым встали на защиту своего дома, своих родных и близких. И, слава Богу, что в Крыму не произошло того, что творится на Юго-востоке: нормальных, законопослушных граждан называют террористами, их убивают, расстреливают, бомбят, обстреливают артиллерией, сжигают.

Одна из главных задач и функций государства — защита жизни и безопасности своих граждан. Это безусловное правило для любого общества, для любого политического режима и формы правления, будь то демократия, монархия или еще что-то. Это называется порядок. А когда государство не может обеспечить безопасность, получается Майдан и то, что сейчас мы видим на Украине, то, что произошло в Одессе.

Севастопольцы и крымчане свой выбор сделали. Они организовались, поднялись, понимая, что, если они не встанут на защиту своего дома, своих городов, будет такая же кровь, война и беспредел.

Екатерина Ларинина