Фото: lawprotect.ru

В реестре администрации Волгограда на сегодняшний день указаны 74 жилых дома, имеющих «признаки самовольного строительства». И этот список постоянно пополняется новыми объектами.

Кто объявил в Волгограде масштабную войну новоселам? Есть ли у них шанс отстоять свои права на крышу над головой? На эти вопросы ответила Елена Щербатая, председатель президиума межрегиональной благотворительной общественной организации «Комитет по защите гражданских прав».

Черный список

— Собственное жилье — самая большая ценность. Поэтому мы все переживаем за семьи, которые могут оказаться без крыши над головой.

— Ситуация ненормальная. Да, действительно имели место самострои в 2012, 2013 годах, когда застройщики, стараясь обойти закон, строили малоэтажные дома. По документам они числились как индивидуальные застройки, при которых не требуется особых разрешительных документов, экспертиз, согласований. А потом квартиры продавались как доли единого целого. Но сегодня ситуация более чем странная. Несчастные граждане, чьи дома попали в черный список самостроев, имеют на руках документы о праве собственности, официально зарегистрированные. Люди обживали новые квартиры, рожали детей, строили планы на будущее. И вдруг администрация Волгограда заявляет: «Ваш дом вне закона. С вещами на выход, да еще и оплатите работу бульдозера». А идти некуда! Это в подавляющем большинстве случаев — единственное жилье. То, что происходит, — трагедия для многих семей, особенно для тех, где есть дети, инвалиды, пожилые люди.

— Но как же так? Есть документы на право собственности, и, тем не менее, в судах жители домов проигрывают по искам администрации? У нас в почте много обращений от жильцов, оказавшихся в такой ситуации, которые клянут суд в необъективности и предвзятости. И делают вывод, что прав тот, у кого больше прав.

— Как действуют наши граждане, получив подобный иск? Проводят правовой ликбез в Интернете. Убеждают и успокаивают себя, что закон на их стороне. И к серьезным судебным тяжбам не готовятся, не обращаются к юристам. В суде они эмоционально рассказывают свои истории, а юристы администрации представляют свои аргументы в виде различных справок, документов. Наш гуманный суд верит не слезам, а аргументам, подкрепленным печатями различных ведомств. Поэтому чаша весов Фемиды, как правило, склоняется в сторону властных структур, администрация Волгограда выигрывает. Не стоит недооценивать «противную сторону» в судебном процессе. Наша организация бескорыстно помогает людям грамотно составлять возражения к иску, мы ходим в суды и там отстаиваем их права. Но так бывает обидно, что обращаются к нам поздно, когда уже есть решения судов первой инстанции о сносе дома.

— И все же в суде гражданин и местная власть — это неравные весовые категории.

— Абсолютно с вами согласна. Когда в администрации города внутренним распоряжением называют комиссию «О сносе самовольно простроенных объектов», — заметьте, не о выявлении нарушений, не о градостроительном контроле, — очевидно, какая цель ставится. И когда эта комиссия «о сносе» выдает свой вердикт — это в 100% случаев заканчивается иском в суд. Есть и примирительные комиссии, но они у нас не работают. Года два, как создана межведомственная комиссия, которая должна рассматривать проблемы приговоренных к сносу. Я обратилась с просьбой включить меня в состав этой комиссии, чтобы представлять интересы жильцов. Мне отказали. Но мы настаиваем на конструктивном диалоге с властью. Нам необходимо вернуть уважение и доверие к частной собственности. Пока законные документы собственников жилья не станут их охранной грамотой, мы так и будем, как пожарная команда, гасить вспыхивающие очаги напряженности. Нам надо устранить причину, иначе будем бесконечно бороться со следствиями.

Приговоренные к сносу

— А признание самостроями домов, где люди живут с законными документами о праве собственности, это явление наблюдается  в масштабах страны или наше волгоградское ноу-хау?

— Я являюсь членом рабочей группы по повышению качества жизни при Госдуме РФ. Недавно вернулась из Москвы, где в очередной раз озвучила нашу проблему. Мне пришлось подробно рассказывать, что у нас в Волгограде происходит, потому что меня слушают коллеги из других регионов и не верят, что такое вообще возможно. Везде местные власти, особенно сейчас, в кризис, стараются поддерживать своих граждан, и только в Волгограде нагнетается тревожная ситуация, попирается право собственности, которая является основой экономического развития нашего государства, социальной стабильности в обществе. Меня часто спрашивают «приговоренные к сносу» жильцы: «А наши документы на право собственности вообще хоть что-то значат?» И я как юрист не знаю, что ответить военнослужащему, который заслужил сертификат и вложил его в квадратные метры, а ему представители власти дают понять: «Да мы плевать на это хотели». Ипотека у тебя на 25 лет: «Это твои проблемы». Мамочка многодетная вложила средства сертификата: «Не наше дело, где будут жить ее детки. Куда она смотрела?». Да туда же, куда и банки перед выдачей ипотеки, и пенсионный фонд при реализации материнского капитала, и ВОРУ, и УФМС, и прочие ведомства, по оценке которых жилье соответствовало всем градостроительным нормам, было принято в эксплуатацию, поставлено на все учеты. А через несколько лет приходят неожиданно «прозревшие» представители администрации Волгограда: «Да у вас земли не того назначения, противопожарные нормы не на том уровне. Мы же о вашей же безопасности печемся». Это же абсурдно звучит, когда власть готова ради блага людей лишить их единственного жилья.

— Жильцам многоквартирников на улице Енотаевской как раз-таки пожарные вынесли «приговор».

— Молодой, малоопытный лейтенант МЧС визуально, на глазок, не видя документов, определил, что нарушены противопожарные нормы. И суд его заключение принял за основу при принятии решения. И десять семей с этого момента живут на успокоительных лекарствах и готовятся к худшему. Потом была комиссия, и генерал МЧС уже пояснял, что его молодой сотрудник не должен был ссылаться на устаревшие СНиП, но суд уже принял решение, и изменить его будет очень сложно. Нужно оценивать последствия принятых решений. И в суде нас удивила формулировка вопросов к специалистам. Не «Есть ли нарушения противопожарных требований?», а «Какие нарушения есть?». При такой постановке вопроса очевидно, что в ответе должно быть перечисление претензий, а отсутствие нарушений даже не допускается. Хотя на Енотаевской дома построены из высокотехнологичных, негорючих материалов. Но в суде жильцы доказать безопасность своих домов не смогли.

Ждем рейдов?

— Случаи со сносом многоквартирных домов создают тревожную ситуацию: «А кто следующий?»

— Недавно к нам обратился волгоградец, который в 1986 году купил дом, с 1998 года в нем проживает со своей семьей. Он ничего не перестраивал, но недавно получил иск от администрации Волгограда. В его доме обнаружили признаки «многоквартирника». У дома один собственник, никаких долей, проживают только члены семьи, просто два входа для удобства имеются. Абсурдная ситуация, но иск уже в суде. А сколько у нас таких частных домов? Практически каждый. Что касается устаревших СНиП, так по этим требованиям можно в частный сектор просто загонять бульдозеры и все подряд ровнять с землей. У нас особенный город. Я занималась краеведением, собрала массу материалов о том, как застраивался Сталинград после войны. Тысячи жителей, получавших наделы в послевоенные годы, по разным причинам не могли оформить собственность и фактически жили в самостроях. Им предстояло пройти все круги ада, и при этом не было гарантий, что в итоге получишь документ о праве собственности. В прошлом году был принят региональный закон, которого наша организация так долго добивалась, «О предоставлении земельных участков, находящихся в государственной или муниципальной собственности, в собственность граждан бесплатно» при условии, что дома находятся в пользовании волгоградцев более 15 лет. Казалось, вот она — забота о жителях области. И многие успели воспользоваться законным правом. Но сейчас ситуация в Волгограде действительно нездоровая. И люди опасаются, что чиновники начнут устраивать рейды в поисках новых «самостроев». Комиссии «по сносу» нужно время от времени демонстрировать свою активную деятельность. Я все же очень надеюсь, что ситуация изменится. В Москве к нашим сообщениям относятся очень внимательно, к людям — с сочувствием. К сожалению, только на федеральном уровне мы видим желание помочь «выселенцам», чиновники на местном уровне к нашим призывам глухи.

Лариса Шеремет